MICE в Монако Премия

Ольга Ефремова: «Российский сидр завоюет мир»

Почему сидр лучше вина, какая связь между антоновкой и ДНК россиян, что такое настоящий, «не квасной» патриотизм, а также может ли российский сидр завоевать мир (спойлер: может), рассказывает совладелица подмосковной сидродельни Трубачеевка Ольга Ефремова

Почему, на ваш взгляд, растет спрос на сидр?

Это очень приятно, что спрос растет. На мой взгляд, это связано с гастрономической культурой, которая шагнула в народ, стало массовой культурой. Лет 20 назад люди ходили в ресторан по какому-нибудь поводу или на мероприятие - день рождения или поминки. Пойти в ресторан было событие! Сейчас сходить в ресторан стало доступно обычным людям, которые не хотят оставлять там целое состояние. К примеру, я сегодня хочу просто поесть и выпить бокал. При этом готова к экспериментам: почему этот бокал не может быть чем-то более легким, чем вино?
Сидр — это ЗОЖ-история: хороший сидр, сделанный из яблок, а не из концентрата, обычно не пастеризованный, значит, сохраняет всю витаминную группу, которая была в яблоках
По крайней мере витамин С там точно есть, поэтому сидр освежает, придает сил. Там не так много алкоголя, как в вине. Сейчас молодежь ходит в бары и рестораны общаться. Приходят большими компаниями, а сидр обычно не очень дорого стоит. Поэтому он стал хорошей альтернативой вину - они берут бутылочку на компанию и в течение вечера ее выпивают. Сидр из-за низкого количества алкоголя легко переваривается. И если еще что-то есть, то можно выйти из бара просто в хорошем настроении. И не упасть в грязь лицом в прямом смысле слова.

Поэтому сидр набирает популярность — слишком много в нем плюсов. И мало минусов. Единственное, нужно отделять «мух от котлет». То, что сделано из свежевыжатого сока - натуральный сидр, а то, что из концентрата - это сидровый продукт.

В чем проблема концентрата?

Я за любой бизнес. Но… Сидроделы - люди, которые поддерживают сельское хозяйство. Если мы даже не сажаем сады, то покупаем яблоки у людей, которые их выращивают. Соответственно, у них есть деньги, чтобы делать обрезку, кормить семью и продолжать работать на земле. А люди, которые покупают концентрат, поддерживают сельское хозяйство Китая, Польши и так далее, но не России. То есть в сидре из концентрата из российского только вода и руки, иногда совесть. Мы «трушные» сидроделы ратуем за все натуральное. Чтобы сорта сохранялись, люди работали на земле. А потребитель в конце концов только выигрывал от этого, покупая хороший продукт.

То есть, получается, сидр — это настоящий, не «квасной» патриотизм?

Смотрите. Чтобы сделать хорошее пиво, нужно закупить много иностранных ингредиентов - солод, хмель, дрожжи. Российское, конечно, есть, но его нужно поискать, и там есть вопросы. Что касается сидра, то яблоки, выращенные на своей земле, обладают совершенно другой историей. Несут уникальную информацию.

Когда мы даем пробовать сидр из антоновки, люди начинают улыбаться. Для меня это показатель, насколько глубоко в нас интегрирован этот яблочный вкус, прописан в наш ДНК. Первый прикорм ребенка — это яблочный сок. Ребенку после груди мать дает две капли яблока. Это прописано в нас и мы несем это через всю жизнь. Поэтому когда мы становимся взрослыми и пробуем натуральный сидр, в нас что-то щелкает. В психологии это называется «мадленка Пруста». Когда пироженое мадленка становится соединительным мостиком с детством. Вот, собственно, сидр уносит туда, где бабушка, где все тебя любят, ты маленький и ешь эту антоновку, она ужасно кислая, но все так классно вокруг. И только сидр дает человеку вот это потрясающее ощущение.

Вы были глубоко погружены в винную тематику. Почему ушли в сидроделие?

У нас на участке растет несколько лоз винограда, но получить какие-то успехи на этих лозах в Подмосковье нереально. То есть это обычный, столовый виноград, из которого не получится сделать хорошее вино. Это невозможно в силу климатических особенностей. А вот сделать исключительный сидр можно! Потому что у нас есть настоящее богатство, накопленное поколениями отцов и дедов, которым мы только пытаемся пользоваться. Я имею в виду уникальные сорта яблок, выведенные еще в досоветское и советское время. Мы просто по золоту ходим, ребята! Такого нет ни у кого. Поэтому перед нами стоит задача — быстро завоевать свое место сначала в России в сердцах потребителей, а потом и на мировом рынке. Российский сидр вполне может покорить и Европу, и Америку. Мы ставим перед собой довольно амбициозные задачи. А опыт, накопленный в вине, помогает с этим справиться. Побывав на всех крупных винодельнях, уже знаешь, как все работает, как «винные» ребята делают свой бизнес. Например, как они позиционируют свои вина, чтобы они были заметны в винных картах, и пользуемся этим опытом в сидроделии.

Есть мнение, что вино - это пафос и большие деньги, а сидр - панк-рок…

Дело в том, что у вина есть определенная репутация, которая сейчас играет против него. Слишком долго людям внушали, что вино — это нечто сложное, в чем должен разбираться только крутой чувак, который специально работает в ресторане. Но спрашивать его стыдно, потому что он решит, что вы ничего не понимаете в вине и начнет предлагать самое дорогое, придется отказываться и это создаст какую-то неудобную ситуацию. Люди не хотят сами разбираться в вине, это сложно…

Потому-то сидр и стал отличным выходом. Разбираться особо не нужно — специалистом в сидре становишься буквально после двух-трех вечеров интенсивной практики. В вине так не работает: можно учиться всю жизнь и быть только в середине пути, а то и вовсе — в начале. Потому что отрасль быстро развивается и вина очень много.

Сложно ли сидроделу легализоваться в современных условиях?

Сложного ничего нет, все возможно. Но когда работаешь с деньгами инвестора или у тебя самого большие деньги. В случае маленького производителя любая ошибка или отсутствие опыта грозят штрафами. Минимальный из них - 50 тысяч рублей. Для сравнения: мы за месяц столько платим сезонным работникам. То есть взять и отрезать от своего тела кусочек, потому что ты, например, опоздал на день с подачей декларации. За любую мелочь государство жестко прессует. Это связано со спецификой, потому что с одной стороны сидр — это сельхозпродукт, но с другой — не сельхозпродукт. Сидроделы сейчас находятся в патовой ситуации, потому что производят продукт из яблок, которые относятся к сельскому хозяйству, но продукт алкогольный. Мы зажаты между пивом и вином, но мы делаем сидр, а самостоятельно нас никто не воспринимает Это сложная история, которую будет решать недавно организованная Ассоциация сидроделов. Сидроделы хотят государственной поддержки, чтобы государство их увидело и стало воспринимать как нормальных игроков рынка. Как только это произойдет количество сидроделов в стране увеличится в разы.

То есть нужен закон о сидре по примеру введенного относительно недавно «закона о вине»?

Разделить вино и не вино было правильно. Как потребитель я хочу знать, что это вино сделано из винограда, а это — из виноматериала (балка). А дальше я самостоятельно сделаю выбор: если нет сегодня денег (допустим, всего-то 150 рублей), значит, куплю вино из балка, в другой день у меня 1000 рублей, поэтому куплю вино из винограда.

В сидре должно быть тоже самое — четкая граница между сидром и сидровым продуктом. И тогда все наладится, по крайней мере в головах многих все встанет на свои места. Почему этот напиток стоит 80 рублей? Потому что он сделан из концентрированного яблочного сока с добавлением сахара, серы и так далее на огромном заводе. Это бизнес транснациональных компаний, и они не хотят уступать.

Сидр находится на перекрестке интересов — с одной стороны транснациональные корпорации, с другой — поджимающее пиво, с третьей стороны — вино. Так и живем…

Фото: Ольга Ефремова
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Интервью с владельцем атмосферного ресторана Lark Cafe, расположенного в спальном районе Москвы
Международная сеть Soluxe Hotel открыла флагманский отель в Москве
Резорт для тех, кто не любит суету.
Отель Calista Luxury Resort 5* предлагает незабываемый отдых на берегу Средиземноморья
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку