MICE в Монако Премия

Михаил Петухов: «Как устроен антикварный бизнес»

Михаил Петухов, антиквар-литератор, по его собственному выражению, «старьем» увлекался всегда, а несколько лет назад сделал свое увлечение делом жизни. Михаил, специализирующийся на антикварном стекле, рассказал, какие сейчас есть тренды на антикварном рынке, как складывается цена на предметы, а также реально ли в наши дни найти состояние на свалке.

Михаил, с чего началось ваше увлечение? И почему стекло стало вашей специализацией?


Стекло — моя любовь, но, в принципе, старьем я интересовался всегда. Когда погрузился в антикварную тему, то пошел учиться. Год ходил в РГГУ, получил «государев» диплом. У нас преподавала, как я считаю, лучший специалист по стеклу в России Елена Владимировна Долгих. И настолько хорошо преподавала, что я в эту тему погрузился и загорелся. И потом уже окончив курс «Атрибуция антиквариата и предметов искусства», я ходил к Елене Владимировне на лекции. Потому что слушать ее можно до бесконечности.

Но я занимаюсь не только стеклом. Меня интересует Россия 19 века. Поскольку я человек реакционных и имперских взглядов, мне близок ампир. Я вообще считаю, что ампирный период в истории России был пиком развития и лучшей эпохой для России.

То есть получается для вас это своего рода эскапизм? Убегаете от действительности…


Я откровенно скажу, мне действительность не очень нравится. Манижу обсуждать? Или свадьбу Собчак? Нет уж. Лучше взять какой-то предмет и изучить его. Потому что за каждым предметом стоит история. Нужно уметь забраться в эту историю, поковыряться в ней и тогда эта самая атрибуция и складывается

Кстати, раз уж заговорили про 19 век. По некоторым данным сидр в России стал пользоваться спросом именно в 19 веке, как игристое вино. Из чего в России исторически его пили?


Немного поправлю: в России сидр стал популярен во второй половине 19 века, когда его начали возить из Европы в бутылках. Тогда-то и название появилось, хотя сидр был всегда. Яблоки дармовые, давили из них сок, холодильников нет, ледники таяли к середине лета — все бродит. Называли это по-разному, в том числе и пивом. Пивом было все слабоалкогольное. Но мы можем только предполагать, из чего пили сидр: из кружек с крышками, из стаканов. 

Но если его употребляли как игристое, может, это все-таки креманки?


Бесценный источник знаний про использование стекла в 19 веке это наши художники-бытописатели. Такие как Борис Кустодиев, Павел Федотов, Фирс Журавлев, Николай Невриев. Когда я занялся стеклом, стал обращать внимание на сюжеты этих картин, изучать детали. Кстати, не упомянул Владимира Маковского. Тоже очень любил пьяниц писать. Например, картина так и называется: «Пьяница». А с чем он там сидит? Может, с сидром, но скорей всего с дешевым вином.

Антиквариат и в частности стекло это история вне времени? Или есть какие-то тренды: что-то растет в цене, что-то, наоборот, падает?


С антиквариатом все очень однозначно - любая старая вещь растет в цене. То, что люди выбрасывали в период моего детства на помойку, сегодня стоит безумных денег. Есть определенные тренды - сейчас все помешались на ампирном фарфоре, цены на который серьезно выросли.

Цены в антиквариате - тема достаточно интересная. Бывают всякие выставки-продажи в Москве, и люди ходят и спрашивают: «а что так дорого»? Я вот этого вопроса не понимаю: это же не бензин, не хлеб. Не нравится - не покупай. Но антиквариат не может дешево стоить. Есть шедевральные вещи, которые существуют в единственном экземпляре, их больше никогда не будет! Произведения искусства. И кстати, еще одно наблюдение: сейчас люди активно избавляются от советского хрусталя, которым забиты серванты в каждой семье. И тут не надо быть провидцем, чтобы сказать, что через 10 лет он будет стоить приличных денег. Так что не выбрасывайте бабушкин хрусталь!

И все-таки как складывается цена на предметы?


Есть хитрые формулы, этому учат. Я никогда в этих формулах не разбирался, у меня с математикой плохо. В антиквариате достаточно все просто: за сколько предмет купят, столько он и стоит. Может найтись безумный коллекционер, который скажет, что у него есть сервис и не хватает именно этого предмета. И он может заплатить любые деньги. А кто-то скажет: «ну графин, начало 20 века. Куплю за 5 тысяч рублей». Если антиквара это устраивает, то он может продать и за пять тысяч рублей, а безумному коллекционеру тот же самый предмет уйдет за двести тысяч. Так что все просто и непросто одновременно.

Как антиквары пополняют свои коллекции? Часто ли ходят по свалкам?


Должен признаться, я роюсь в помойках. И обычно когда мы с семейством идем куда-то, я начинаю издали разглядывать что-то в контейнере, супруга перехватывает мой взгляд, берет ребенка и говорит: «пойдем, сделаем вид, что мы не с ним». До сих пор на помойках можно найти стоящие вещи. Личный мой пример: шел мимо помойки, увидел стопку книжек, среди которых обнаружил двухтомник Лермонтова конца 19 века. Часто родственники умерших избавляются от накопленного скарба. Скопом выметают все из серванта. И в том, что они вымели, можно найти потрясающие вещи.

Как антиквары узнают, что на помойке что-то появилось? Чутье или вы мониторите такие места время от времени?


Не могу сказать, что антиквары бегают по помойкам. Это я личность патологическая. Современный антиквар - это дядька в шелковом пиджаке в ампирном кресле. У него куча всяких знакомств и связей. Он знает, что у Петра Петровича стоит чашечка, о которой давно мечтает Иван Степанович. Но Петр Петрович ее не продает. Но в какой-то момент ему понадобятся деньги, например, внучка машину разобьет. И можно к этой теме вернуться.

По каким признакам человеку, не обладающему профессиональными знаниями, понять, что он наткнулся на дорогую вещь?


Если речь о книжке, нужно хотя бы заглянуть внутрь, посмотреть на год издания, орфографию. Если там дореформенная орфография — это уже признак. Перевернуть чашечку и посмотреть на клеймо. Но сейчас уже точно на помойке не найти ни Попова, ни Гарднера, ни даже Кузнецова, именитых мастеров стекла. Хотя когда я начинал заниматься этой темой, а это было не так давно - лет пять назад, Кузнецов не ценился. Сейчас он стоит бешеных денег.

Выставка
Выставка
Выставка
Выставка

Сколько максимально могут стоить, например, бокалы?


Здесь важно, какой это предмет. Сейчас ценятся прежде всего русские предметы. Их мало - у нас была непростая буйная история, поэтому сохранившиеся предметы - это просто чудо. Недавно в Питере приобрел комплект Гарднера - блюдце и чашечка. Я с трепетом держал его в руках: ведь они пережили революции, блокаду, обстрелы. Поэтому русский бокал 1850-х годов будет стоить в десятки раз дороже богемского аналога.
А вообще с ценой все индивидуально. Один мой товарищ говорит: «не покупают за 50, я назначаю цену 60, не покупают за 60, я ставлю 70 и так далее. В итоге покупают за 150».
Я продажами особо не занимаюсь, консультирую. Но совершенно точно могу сказать, что понижение цены на предмет не ускорит его продажу.

Топ-3 российских музеев стекла:

- Никольский музей стекла и хрусталя в Пензенской области;
- Музей Хрусталя в гороже Гусь-Хрустальный;
- Музей дятьковского хрусталя в Брянской области.

У вещей есть энергия?


Несомненно. Более того я улавливаю энергетику и чувствую дух русской вещи. Есть у меня портрет с подписью в углу латиницей: Lehmann и дата - 1885 год. Мне все антиквары и искусствоведы, которым я его показывал, говорили, что писал европейский мастер. А я чувствую, что это русская вещь. Сам стал ковыряться, разбираться в автографах, и выяснил, что это не «Лехманн», а Юрий Яковлевич Леманн — русский художник, который жил и работал во Франции. Под конец жизни он начал терять зрение и вернулся в Россию умирать. И «мою» картину 1885 года он написал в России, но по старой памяти расписался латиницей. Также часто бывает и со стеклом — наш предмет берешь в руки и чувствуешь некие родные вибрации.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
6 развлечений в Красной поляне в межсезонье
Новый отель с историей и первая звезда Мишлен
Регион, собравший всё лучшее, что может предложить Италия
Интервью с Ольгой Негур, генеральным директором ресторанной компании WE Team
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку