MICE в Монако Премия

Максим Брехт: «Своим сидром я раскрываю красоту мира»

Специалисты в области IT сейчас очень востребованы. Туда идут за деньгами, стабильностью и другими преференциями, например, льготной ипотекой и даже отсрочкой от армии. А вот Максим Брехт, наоборот, оставил область информационных технологий ради сидра. И стал настоящим сидровым евангелистом, то есть человеком, несущим в массы свет и знания, да и, собственно, сам сидр.

Как складываются ваши личные взаимоотношения с алкоголем и сидром в частности?

Я не люблю пить, в принципе. Последний раз я напивался, когда был подростком, но сейчас я терпеть не могу это состояние. Когда много дегустирую, приходится даже прерываться. Тем более я никогда не напивался именно сидром!

Тогда зачем все это?

У меня из прошлого накопился ряд компетенций в разных областях. Когда я пришел в сидроделие, понял, что здесь много ниш, в которых можно применять мои компетенции и научный метод. Мне пришлось и приходится разбираться в микробиологии, садоводстве, питомниководстве, инженерии, винодельческих процессах, где свое любопытство можно удовлетворять бесконечно. Например, сейчас мне не хватает знаний по органической химии: нужно понять, как протекают процессы, связанные с аминокислотами, серосодержащими соединениями, какие есть пути трансформации ароматических соединений и так далее. Параллельно слушаю курс из Ботанического сада МГУ по защите растений.
Так что это постоянный процесс обучения и творчества. Можно подумать, что сидр — это ремесло, но это так только до момента, пока не научишься его делать. Сидродел, как художник: сперва необходимо освоить палитру. Я начал делать сидр в 2011 году, в 2017 после учебы в Cider Acfdemy в Англии стал делать осознанно, и только сейчас, спустя пять лет, понимаю, что достиг уровня, когда могу реализовывать то, что хочу.

Вы пришли в сидроделие из IT-сферы. С финансовой точки зрения это, наверное, несопоставимые кейсы. Какие у вас источники дохода?

У меня несколько проектов, которые приносят деньги. Во-первых, сам сидр. В этом году я, наконец, уверен, что у меня он получается хорошо. Поэтому к лету, когда разолью около 8 тысяч бутылок «айс-сидра», начнется денежный поток от производства.
Садоводческое направление, на которое я потратил много лет и средств, тоже начинает приносить доход. Потому что это эксклюзивное предложение в России по сидровым саженцам. Европейские черенки я привёз в страну, привил на наш русский подвой, вырастил саженцы, посадил в сад и наблюдаю. Из 57 сортов к этому году выжили 27, некоторые уже плодоносили. Я продолжаю за ними наблюдать, но уже понимаю, что несколько сортов с высокой вероятностью пригодны. Сейчас я их тысячами размножаю в специальном питомнике и продаю саженцы. Многим становится очевидным то, что для производства натурального сидра требуются собственные сады.
Плюс у меня осталось несколько проектов в E-commerce, которые я поддерживаю, как консультант.

Почему ушли из IT?

Сидроделие и садоводство мне дают возможность жить здесь и сейчас. И мне не надо зарабатывать деньги для того, чтобы пожить потом. Именно это в IT мне сильно не нравилось — то время, которое я тратил на работу, не было временем жизни. То есть заработанные деньги мне приходилось использовать для восстановления - на поездки, развлечения и так далее, просто чтобы прийти в себя. Я от этого избавился и счастлив.

Сидр может быть успешной бизнес-моделью?

Да. Мне для этого нужно несколько десятков тысяч бутылок. В идеале — 100 тонн хорошего сидра, естественно, не массового. (Для этого необходимо переработать примерно 160 тонн яблок. — Прим. Ред). Это не даст богатой жизни с яхтой и Porsche Cayenne, но я и не стремлюсь к этому. Мои интересы лежат в другой области.

Как вы оцениваете перспективы отечественного сидра?

Отечественный натуральный сидр становится все более и более заметным. В 2016 году в России было от силы два легальных производителя, сейчас в нашем чате сидроделов уже 60 человек. Создана Ассоциация сидроделов, куда входит не меньше 10 производителей. Так что перспективы хорошие, потому что сама категория натурального сидра растет.
Например, мы каждый год проводим конкурс натуральных сидров в рамках конференции Moscow Cider Days с экспертным жюри. В этом году участвовало 125 натуральных сидров, 16 регионов, 35 сидроделен. На GLINTCAP, самом большом международном американском конкурсе, в 2021 был заявлен 1561 сидр. То есть в России на старте производства представлено уже почти 10% от самого масштабного мероприятия в мире.
Для справки: в 2021 году у нас произведено 2.9 млн литров натурального сидра Пять лет назад этот показатель был равен примерно 800 тысячам литров. То есть наблюдается рост рынка почти в 4 раза за пять лет. При этом всего сидра в том числе концентрированного было произведено где-то 60 млн литров.
Как говорил авторитетный винный эксперт Денис Руденко, председатель нашего жюри, отечественное сидроделие примерно на 10 лет отстает от отечественного виноделия. При этом сейчас есть хорошие российские вина, которые котируются даже в международном масштабе. И я уверен, что за ближайшие 10 лет у нас появятся свои сидровые сады, улучшится компетенция производителей, и как следствие, сами сидры станут гораздо лучше.

А что насчет потребителей? Люди готовы покупать сидр?

Здесь надо разделить аудитории. Понятно, что более доступен массовый натуральный сидр по цене 200 (+) рублей за бутылку 0,5. Потом идет ценник в 500-600 рублей за бутылку сидра 0,75, как правило, с заявкой на искусство или хотя бы сделанный с пониманием. И топовый премиальный продукт (типа, ice cider и другие) по цене 1000 (+). То есть аудитории по структуре такие же, как и в вине.
Большая часть потребителей будет покупать массовый продукт. Из них выделится часть любопытствующих, которые будут пробовать продукты и дороже. Кто-то задержится в «премиальной группе». Это будет небольшая аудитория ценителей, потребляющая сидры на постоянной основе. Например, хороший сидр, по-моему, лучше шампанского (я сравнивал игристые вина с ценником до 2 тысяч рублей). Кстати, в последне время винные сомелье иногда берут на дегустации сидры, ставят их вместе с игристыми, и люди зачастую не понимают, что пьют сидр.

Какие у вас цели на ближайшие 10 лет, в течение которых, по вашим словам, должно произойти становление отечественного сидра?

Сейчас зарождается российская школа сидроделия. Не думаю, что для кого-то это уж очень сильная мотивация, но это факт. Те сидроделы, которые сейчас делают натуральный продукт, — пионеры.
Например, у меня хорошо получается айс-сидр. В Европе его почти не делают, только в Канаде, откуда он родом. Я считаю, что отечественный айс-сидр имеет все шансы успешно конкурировать на международном уровне.Также у меня есть еще одна амбиция — получить российский сидровый сорт путем гибридизации с европейским, чтобы этот сорт успешно выживал и плодоносил вплоть до северной части средней полосы. Для этого я начал сотрудничать с Орловским научно-исследовательским институтом плодовых культур.

Сидроделие может стать престижным занятием, как виноделие?

У нас виноделие сосредоточено на юге, что логично, потому что там растет виноград. Владеть винодельней — статусно и дорого. В то же время многие находящиеся в Москве, Питере или Туле, где виноделие отсутствует, тоже хотят быть причастными к этой статусной истории, но по разным причинам не могут. Так вот в последнее время стало заметно, как некоторые состоятельные люди обратили свое внимание на сидроделие и закладывают большие яблоневые сады — это можно делать по всей стране без ограничений. Нельзя сказать, что это тенденция, но точно — первые прецеденты.

Складывается впечатление, что в производстве вы пытаетесь контролировать все процессы. Это вообще возможно?

Я часто слышу упреки, мол, не возомнил ли я себя вершиной мироздания, коль пытаюсь контролировать саму природу. В моем случае это все работает по-другому: я только фиксирую то, что сделала природа. Чем больше я узнаю, тем больше я вижу красоты в мире и могу попытаться ее воспроизвести.
То есть любое знание для меня — это еще один кирпичик в фундаментальной модели моего мироощущения. Когда этот кирпичик встает на свое место, случаются озарения, разгораются связи с другими, может, более важными откровениями, как в электрической цепи. Происходят классные вещи из серии «Эврика!».
Чем больше я узнаю, тем больше я вижу красоты в мире и могу попытаться ее воспроизвести Другими словами, выясняя что-то новое, делая эксперименты и закрепляя тем самым знания, я для себя расширяю картинку, делаю доступной красоту окружающего мира и получаю возможность взять из него что-то, огранить это, положить, грубо говоря, в бутылку и показать другим людям: «смотрите, как бывает очень красиво и классно»! Моя роль здесь минимальна по сравнению с миллионом случайных факторов самой природы.
Кроме того, знания позволяют мне понять, где нужно вмешиваться, а где можно оставить как есть. Моя цель — найти, огранить и создать некое сенсорное ощущение, которым можно насладиться. Именно сенсорное — аромат, вид, вкус, ощущения, может быть даже звук. И остается надеяться, что это породит изумление и удовольствие.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Тинькофф и Grey Wall Pass запустили российскую программу доступа в бизнес-залы аэропортов 
Ведущие современные художники России представили свои работы на Всемирной выставке
Как грамотно продумать поездку заранее — и в мыслях, и на бумаге
Реально ли это — трудиться на крупную компанию или развивать свой бизнес удаленно?
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку